Министерство Внутренних Дел
Российской Федерации
в начало сайта
Контактная информация:

Телефон/факс: (495) 689-5043.

Адрес: г.Москва,
3-й проезд Марьиной рощи,
д. 40, стр. 11, этаж 12.
(В навигаторе вводить - 1-й Стрелецкий проезд)
Карта проезда.

Юридический адарес: 127540, г. Москва,
ул. Дубнинская, д. 16,
корп. 5, комната правления.

Банковские реквизиты:
ИНН 7713155634
КПП 771301001
ОКПО 47612621
ОКОНХ 96190
БАНК «ВОЗРОЖДЕНИЕ» (ПАО) г.Москва
Р/с 40703810401600142843
К/с 30101810900000000181
БИК 044525181





Контактные данные Фонда: QR-code



Читайте наши анонсы и статьи
на каналах Twitter и LiveJournal:

Твиттер-канал FondZabota   Живой журнал. Фонд

Контактные данные Фонда: QR-code



Наши фото и события смотрите
в новостях и фотогалерее:



Торжественный приём ветеранов



100-летний юбилей ветерана органов
внутренних дел, участника Великой
Отечественной войны
Кузнецова Якова Дмитриевича



Конференция Общероссийской
общественной организации ветеранов
войск правопорядка



Заседание ЦИК и попечительского
совета ВПА МПА

Наши коллеги и партнеры:

ООО






РОСГВАРДИЯ
Войска национальной гвардии РФ




ТКПО "Сирена+"



АМ-Портал. Помощь и консультации
для сотрудников МВД




ЦСН ГУ МВД России по г.Москве



ООО "ЭлитАртПроект"



ООО "Стальинтекс трейд"

 
Благотворительный Фонд
социальной защиты сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих внутренних войск и членов их семей
Новости Фонда

   Детский отдых
Детский отдых в оздоровительном лагере «Энергетик», г.Анапа.
Подробнее на сайте http://www.sirenaplus.ru

01.03.2018
Росгвардия. Редкие исторические материалы

Читайте сегодня продолжение - 3 и 4 главу "Первый командующий. Генерал особенного доверия". Автор: Николай Сысоев

1 и 2 главу можно прочитать здесь.

Часть 3.  Генерал-адъютант императора

Казалось бы, всё у генерала складывается как нельзя лучше. Но уже в мае 1800 года Комаровского неожиданно отправляют подальше и от двора, и от столицы. Он получает назначение военным комендантом пограничной Каменец-Подольской крепости, куда «непременно выехать был обязан незамедлительно». Вокруг Павла I сгущались тучи заговора, и он чуть ли не в каждом придворном видел изменника…

Император вскоре действительно погибает от рук заговорщиков. Но, несмотря на весь трагизм сложившейся ситуации вокруг престола, начало правления его сына Александра I ознаменовывается крупными преобразованиями во всех областях государственного управления. Молодой царь окружает себя надёжными людьми – сторонниками намеченных реформ, и спешно возвращает в столицу Евграфа Комаровского. Он безгранично доверяет ему и зачисляет в свою свиту генерал-адъютантом.

Эта должность при молодом императоре превращается из синекуры, то есть хорошо оплачиваемой, почётной и не требующей особого труда, в один из ключевых придворных постов. А люди, её занимавшие, становятся приближенными монарха и его первыми советниками «по воинской части». Именно через них монаршая воля доводится до исполнения «в точном её смысле».

Однажды царю доложили, что на улицах столицы нередко «лихие люди чинят вред обывателям», а никакой «управы на них не сыскать». Присутствовавший при этом докладе Комаровский поведал государю об организации охраны порядка в австрийской столице Вене и об уважительном отношении тамошних жителей к полиции и закону. Выслушав адъютанта, Александр I назначил его помощником санкт-петербургского военного генерал-губернатора по полицейской части.

Ознакомившись с состоянием правопорядка в городе и найдя его плачевным, новый полицмейстер составляет проект «насчёт улучшения полиции». Его предложения просты до гениальности: он рекомендует с состоятельных домовладельцев «брать по девяти рублей в месяц», построить на улицах постовые будки, «посадить в оные будочников» из числа солдат и унтер-офицеров, «менее способных к фрунтовой службе», возложить на них охрану «порядка и благочиния» в городе, а жалованье и «провиантские» выплачивать им из собранных с горожан денежных сумм.

Сказано – сделано. Вскоре Александр I с удовлетворением отмечает существенное улучшение общественного порядка в столице и, поблагодарив полицмейстера за усердие, жалует ему бриллиантовый перстень со своим вензелем – знак особого монаршего благоволения.

Часть 4.  Во главе внутренней стражи

К сентябрю 1802 года завершается, пожалуй, одна из самых серьёзных затеянных Александром I реорганизаций военной и полицейско-охранительной системы, которая увенчалась созданием нескольких министерств — военного, внутренних дел, юстиции и других.

В это же самое время генерал-адъютант Комаровский подаёт императору оригинальный, не имевший до этого аналогов проект, предусматривавший создание «особого войска», наделённого полицейскими функциями – внутренней стражи.

Необходимость реформирования всей внутренней службы была вызвана неудовлетворительным состоянием дел с охраной правопорядка в стране в целом, с которым столичный полицмейстер познакомился во время путешествия из Санкт-Петербурга до Каменец-Подольской крепости, где он ещё недавно был военным комендантом. Теперь же генерал-адъютант спешил туда по делам личным: обустроить приобретенное в тех краях имение. Но в дороге Комаровский не забывал и о делах военных, государственных. «В проезд мой через разные города, — писал позже в своих мемуарах Евграф Федотович, — я видел гарнизонные роты, составленные из людей, по внешнему виду еще здоровых; сие подало мне мысль представить государю проект о сформировании из сих гарнизонных рот, в которых люди не исправляли ни малейшей службы, особливо в заштатных городах, под названием земского войска, разделив оное на батальоны и команды... Государю проект мой понравился, и, может быть, оный послужил основанием учреждения впоследствии внутренней стражи».

Но к проекту Комаровского государь обращается только в самом начале 1811 года. Сначала, опасаясь угрозы агрессии Наполеона, он реформирует и укрепляет армию, её боевой состав.
Предложения графа реализуются поэтапно. Первый указ в этой области – от 16 января – направлен на то, чтобы «положить основание воинской внутренней страже». С этой целью предписывается на базе армейских гарнизонных батальонов сформировать внутренние батальоны с включением в их состав тех самых «губернских рот и штатных команд», в которых, по словам Комаровского, «люди не исправляли ни малейшей службы».

Далее, указом от 17 января уточняются задачи нового «войска»: внутренние батальоны «будут отправлять всё то служение, которое для охранения внутреннего спокойствия нужно, как-то: содержать при разных городах караулы, провожать... рекрутов, водить колодников и действовать по требованиям гражданского начальства на поимку воров, истребление разбойников и восстановление нарушенного порядка в селениях».

Уже к концу марта внутренние батальоны окончательно сформированы и приступают к несению службы по «охранению тишины и спокойствия». Наконец, 27 марта издаётся завершающий указ, упорядочивающий статус и подчинённость так называемых инвалидных рот и команд. Понятие «инвалид» в те времена носило совсем иной, чем мы подразумеваем сегодня, смысл. Инвалидами назывались ветераны, отслужившие в армейском строю по десять-пятнадцать и более лет, имевшие боевой опыт и способные справиться с караульной и гарнизонной службой гораздо лучше, чем необстрелянные новобранцы. Часть этих команд, влившись в состав внутренней стражи, пополняет гарнизонные батальоны на правах отдельно дислоцированных подразделений, и, разместившись в уездных городках, выполняет там функции стражей порядка. Таким образом, 27 марта становится днем рождения нового вида войск – внутренней стражи.

И последнее: 3 июня государь утверждает основной правовой документ, разработанный под руководством Комаровского, – «Положение для внутренней стражи», законодательно закрепившее организацию особого вида войск и определившее основное её предназначение — «оберегать внутреннее спокойствие в государстве...».
Чрезвычайно огорчает графа Комаровского то обстоятельство, что он не принимает непосредственного участия ни в Отечественной войне, ни в кампаниях 1813—1814 годов: в эти годы Александр I поручает ему лично заняться обеспечением армии резервами – сбором лошадей и мобилизацией рекрутов. Генерал-адъютант отнёсся к исполнению государева задания со всей ответственностью и знанием дела: уже к осени 1812-го формирует и укомплектовывает две полнокровные пехотные дивизии по шесть полков каждая.

Когда русская армия под командованием М.И. Кутузова переходит в наступление, то в освобожденные от французов города и сёла тут же вступают подразделения внутренней стражи – для несения гарнизонной службы, борьбы с мародёрством, грабежами, и проведения специальных мероприятий, с целью «устройства и охранения всякого порядка». Александр I полностью удовлетворён многогранной деятельностью свитского генерала и «за ревностное исполнение долга» награждает его орденом Святого Владимира 2-й степени.

О том, что вклад внутренней стражи и её командующего в победу над Наполеоном был весомым, свидетельствует следующий факт: в юбилейном издании «Отечественная война и русское общество», вышедшем в 1912 году, среди наиболее отличившихся генералов-военачальников помещён и портрет Е.Ф. Комаровского.
В послевоенные годы Комаровский продолжает совершенствовать структуру внутренней стражи. В 1817 году по предложению командующего в её составе создаются специальные мобильные подразделения — конные жандармские дивизионы и команды, своего рода жандармский спецназ. При их формировании ставку делают не на количественный, а на качественный критерий. Как офицеров, так и нижних чинов отбирают «исправнейших, способнейших и преимущественно служивших в кавалерии».
Конные жандармы согласно Положению «были непременно употребляемы для удержания полицейского порядка» на массовых мероприятиях, народных гуляньях, больших ярмарочных торгах, крупных церковных празднествах. Им также поручают охрану и сопровождение транспортов с государственными ценностями особой важности, поимку и конвоирование особо опасных преступников, другие ответственные задания.

Становление внутренней стражи происходит под контролем самого императора. Комаровский лично докладывает Александру I о возникающих проблемах и своих предложениях по их решению. Так, в марте 1816 года внутренняя стража получает статус оперативно-тактического объединения в виде Отдельного корпуса. Его командир старается лично вникать во все стороны жизни и деятельности стражников, интересуется их служебной деятельностью и боевой подготовкой. В воспоминаниях Евграфа Федотовича читаем: «Каждое почти лето я осматривал несколько батальонов и делал по нескольку тысяч вёрст. Всякий раз я отдавал лично государю отчёт обо всём, что я видел, кроме установленного по форме донесения об инспекторских смотрах. Хотя должность моя была весьма хлопотлива, но она доставила мне случай ознакомиться почти со всей Россией...».

Продолжение следует...

 
 
 
 
 




   Читайте интересные редкие материалы из истории внутренних войск
   в разделе "Библиотека", а также на сайте Внутренних войск.

         Яндекс.Метрика