Министерство Внутренних Дел
Российской Федерации
в начало сайта
Контактная информация:

Телефон/факс: (495) 689-5043.

Адрес: г.Москва,
3-й проезд Марьиной рощи,
д. 40, стр. 11, этаж 12.
Карта проезда.

Юридический адарес: 127540, г. Москва,
ул. Дубнинская, д. 16,
корп. 5, комната правления.

Банковские реквизиты:
ИНН 7713155634
ОКПО 47612621
ОКОНХ 96190
БАНК «ВОЗРОЖДЕНИЕ» (ПАО) г.Москва
Р/с 40703810401600142843
К/с 30101810900000000181
БИК 044525181


Наши коллеги и партнеры:

ООО






РОСГВАРДИЯ
Войска национальной гвардии РФ




ТКПО "Сирена+"



АМ-Портал. Помощь и консультации
для сотрудников МВД




ЦСН ГУ МВД России по г.Москве



ООО "ЭлитАртПроект"



ООО "Стальинтекс трейд"

 
Благотворительный Фонд
социальной защиты сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих внутренних войск и членов их семей
Фонд «Забота»

Как танкисты-дзержинцы к границам Индии ходили… : Часть 5

Опубликовано на сайте 19.02.2011 года.

Часть 5.

Успеху прежде всего способствовала отличная подготовка механиков-водителей боевых машин. Они смогли провести по горным тропам танки, стальные гусеницы которых на гранитных камнях были словно коньки на льду. Одно неосторожное движение, и тяжелая стальная машина могла легко слететь в пропасть. Немалая заслуга в успешном преодолении высокогорного перевала ложилась на комсостав.

Распорядительность, четкие и умелые действия командиров, которые были всего лишь младшими офицерами, способствовали триумфальному завершению этого без преувеличения поднебесного танкового броска.

К примеру, заместителем у командира роты капитана Хорькова был старший лейтенант М.Кущанов, а командиры взводов — всего лишь лейтенанты: первого — Б.Князьков, второго — Н.Коляко, третьего — А.Ковалевский. Воентехники также носили в петлицах только по два-три “кубаря”. Но несмотря на невысокие звания командиры-танкисты и их подчиненные оказались на высоте в прямом и переносном смысле этого слова.

“Под напором стали и огня...”

Эти слова популярной некогда песни о “трех танкистах” и “летевшей наземь вражьей стае” словно списаны с журнала боевых действий дзержинцев. Только вместо “перешедших реку самураев” были мусульманские повстанцы, в ужасе разбегавшиеся “под напором стали и огня” невиданных ими доселе неуязвимых “железных колесниц”.

Спустившись с гор, танки сразу же включились в боевые действия. Они поддерживали конную группу полковника Норейко. Благо тактико-технические данные именно этих боевых машин как нельзя лучше подходили для сопровождения кавалерии. Танк БТ-7А — быстроходный артиллерийский танк, колесно-гусеничный, со скоростью движения на гусеничном ходу свыше 50 километров в час, на колесном — около 70. Там, где позволяли условия, была твердая почва, траки снимались и боевые машины на колесах-дисках мчались вперед с огромной скоростью, повергая в дикий ужас повстанцев и местное население. Вооружение — короткоствольные 76-мм пушки и пулеметы — почти что не применялось, так как сам вид стремительно мчащихся в клубах пыли “дьявольских железных колесниц” приводил противника в состояние ступора и действовал деморализующе.

Повстанцы в открытый бой с русскими не вступали. Сопротивление пытались оказывать только в укрепленных населенных пунктах, которые называли крепостями. Но для танков они не являлись серьезным препятствием. Стальные машины легко пробивали деревянные ворота и рушили глинобитные стены. Противник, вооруженный допотопными винтовками, какого-либо серьезного сопротивления не оказывал. Завидев, как танки легко врывались в их так называемые крепости, уйгуры бросали оружие и, закрывая руками голову, с воплями “Шайтан-арба!” падали на землю. Оставалось только без единого выстрела брать повстанцев в плен.

Однако через какое-то время беспрерывные марши и всепроникающая пустынная пыль стали сказываться на техническом состоянии машин. Но на выручку пришла солдатская смекалка. Было решено двигаться вперед по чужой территории бросками — от рубежа к рубежу. Пока одну часть танков ремонтировали, другая — вела боевые действия, освобождая населенные пункты. Затем подтягивались приведённые в боевое состояние танки, а у вышедших из строя меняли траки, очищали от пыли и грязи моторы. Затем всё повторялось сначала.

Особенно тяжело пришлось в солончаковой пустыне Такла-Макан, где местами встречались зыбучие пески. Князьков вспоминал об одном характерном эпизоде. Как-то его машину обогнал автомобиль командира роты. Лейтенант остановил танк, чтобы уточнить боевую задачу. Гусеницы тяжелой машины стали медленно погружаться в пустынный песчаный грунт. Князьков не придал этому значения. Несколько минут ушло на уточнение задачи, после чего танк взревел двигателем, но оставался на месте, а гусеницы вращались вхолостую. Оказалось, что танк сел днищем на песок. Попытались откапать лопатами, но стальная машина опускалась все глубже, пока не уперлась в твердый грунт. Решили спереди выкопать пологий спуск, уложить на него бревна, предусмотрительно закрепленные на броне ещё в начале похода, и по ним выбраться наверх. Опасный участок покидали на полной скорости, чтобы вновь не увязнуть в зыбучем песке.

Продолжение следует...