Министерство Внутренних Дел
Российской Федерации
в начало сайта
Контактная информация:

Телефон/факс: (495) 689-5043.

Адрес: г.Москва,
3-й проезд Марьиной рощи,
д. 40, стр. 11, этаж 12.
Карта проезда.

Юридический адарес: 127540, г. Москва,
ул. Дубнинская, д. 16,
корп. 5, комната правления.

Банковские реквизиты:
ИНН 7713155634
ОКПО 47612621
ОКОНХ 96190
БАНК «ВОЗРОЖДЕНИЕ» (ПАО) г.Москва
Р/с 40703810401600142843
К/с 30101810900000000181
БИК 044525181


Наши коллеги и партнеры:

ООО






РОСГВАРДИЯ
Войска национальной гвардии РФ




ТКПО "Сирена+"



АМ-Портал. Помощь и консультации
для сотрудников МВД




ЦСН ГУ МВД России по г.Москве



ООО "ЭлитАртПроект"



ООО "Стальинтекс трейд"

 
Благотворительный Фонд
социальной защиты сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих внутренних войск и членов их семей
Фонд «Забота»

Как танкисты-дзержинцы к границам Индии ходили… : Часть 4

Опубликовано на сайте 18.02.2011 года.

Часть 4.

Однако волнения уйгур и дунган, вызванные недовольством властью новоявленного “дубаня” и междоусобными противоречиями, продолжались. Тогда официальное пекинское правительство направило в Синьцзян две дивизии, большую часть личного состава которых составляли дунгане.

Это воинство жестоко терроризировало местное население, особенно уйгуров. К примеру, в одной из разведсводок штаба Среднеазиатского военного округа особо подчеркивалось, что “положение Синьцзяна характеризуется враждебными отношениями двух военных группировок: урумчинского правительства и 36-й дунганской дивизии...”. Это соединение, как подчеркивалось в документе, “за время своего пребывания в Хотанском округе... основательно ограбило округ поборами и налогами”, чем вызвало недовольство среди местного населения, большинство которого составляют уйгуры, и вызвало усиление уйгурского национального движения, среди руководителей которого окрепла “идея создания независимого Уйгуристана”. Нестабильностью в провинции умело пользовались японские милитаристы, засылавшие сюда своих тайных эмиссаров. Такой поворот никак не устраивал СССР.

В начале 1934-го группа регулярных частей РККА и войск ОГПУ перешла советско-китайскую границу и участвовала в подавлении восстания дунган, руководителей которого воодушевило на вооруженное выступление присутствие и поддержка дунганской дивизии. После чего сюда были назначены советские военные советники, один из которых — выпускник восточного факультета Военной академии им. М.Фрунзе П.Рыбалко, будущий маршал бронетанковых войск и дважды Герой Советского Союза.

Военные советники отмечали, что армия Шэн Шицая находилась в плачевном состоянии — обеспечение нищенское, казармы не оборудованы, постельные принадлежности отсутствовали, солдаты завшивлены, никакой организованной боевой подготовки не проводилось.

В 1936 году вспыхнуло очередное восстание против “дубаня”, которое возглавил руководитель уйгурской общины Мамут Сиджан. На сей раз восставших поддержала 6-я дивизия, состоявшая из солдат-уйгуров. Деморализованная армия правителя подавить мятеж была не в состоянии. И Шэн Шицай в очередной раз запросил помощи у советского правительства. Отказа, разумеется, не последовало — второго Маньчжоу-Го у южных границ СССР никак нельзя было допустить. К тому же повстанцы перерезали дорогу Хорог — Урумчи — Хами — Ланьчжоу, по которой шли военные поставки как китайским коммунистам, так и Гоминьдану...

По горным тропам Туругарта

Перед выступлением в дальний и трудный поход через Памир, вспоминал Князьков, танкистов переодели в “обмундирование особого заказа”, которое более походило на одежду местного населения, проживавшего по обе стороны границы, — одинакового покроя халаты и шапки характерной для этой местности формы. Так была одета и армия “дубаня”, и военные формирования повстанцев. Брать с собой в поход какое-либо снаряжение с советской символикой категорически запрещалось. После переодевания личного состава командир роты капитан Хорьков получил задачу: совершить марш по маршруту Кант — Рыбачье — Нарын. Далее по высокогорному Туругартскому перевалу пересечь границу с Китаем и выйти на сопредельную территорию — в провинцию Синьцзян.

— Переход через горные кряжи на танках по неустроенным дорогам, по которым можно было проехать разве что только на арбе, был крайне опасен, — более чем полвека спустя вспоминал участник засекреченной операции полковник в отставке Б.Князьков. — Тем не менее Памирские горы мы преодолели успешно, без особых происшествий.

Продолжение следует...