Министерство Внутренних Дел
Российской Федерации
в начало сайта
Контактная информация:

Телефон/факс: (495) 689-5043.

Адрес: г.Москва,
3-й проезд Марьиной рощи,
д. 40, стр. 11, этаж 12.
Карта проезда.

Юридический адарес: 127540, г. Москва,
ул. Дубнинская, д. 16,
корп. 5, комната правления.

Банковские реквизиты:
ИНН 7713155634
ОКПО 47612621
ОКОНХ 96190
БАНК «ВОЗРОЖДЕНИЕ» (ПАО) г.Москва
Р/с 40703810401600142843
К/с 30101810900000000181
БИК 044525181


Наши коллеги и партнеры:

ООО






РОСГВАРДИЯ
Войска национальной гвардии РФ




ТКПО "Сирена+"



АМ-Портал. Помощь и консультации
для сотрудников МВД




ЦСН ГУ МВД России по г.Москве



ООО "ЭлитАртПроект"



ООО "Стальинтекс трейд"

 
Благотворительный Фонд
социальной защиты сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих внутренних войск и членов их семей
Фонд «Забота»

И стражники французов побивали... : Часть 3

Опубликовано на сайте 27.01.2011 года.

Часть 3.

По мере изгнания французов из российских пределов, батальоны внутренней стражи вновь приступали к исполнению своих основных обязанностей — несению гарнизонной и караульной службы на освобожденных территориях.

Ещё до главной битвы Отечественной войны 1812 года — Бородинского сражения, перед военным командованием возникла проблема размещения и содержания военнопленных-французов. С каждым месяцем боевых действий их становилось всё больше и больше. Вскоре количество пленников уже исчислялось десятками тысяч. Разрешением вопроса военнопленных занимался лично император. В дополнение к «Положению для внутренней стражи» уже в августе им были утверждены правила о препровождении пленных. Для их размещения были «высочайше» определены губернии, удаленные на значительные расстояния от западных пределов империи — Астраханская, Оренбургская, Саратовская, Вятская и Пермская. Ответственность за содержание и компактное поселение пленных возлагалась на губернаторов, а надзор осуществлялся чинами внутренней стражи совместно с полицией.

Сбором и препровождением пленников к месту их сосредоточения на жительство занимались специально выделенные для этих целей конвои от армейских частей. Материальное обеспечение возлагалось на губернаторов тех административных территорий, где формировались этапы с военнопленными. Им предписывалось «при отправлении пленных в вышеназначенные губернии... наблюдать, чтобы они снабжены были одеждой и обувью, соответственной временам года». По прибытии к месту назначения этапники передавались под охрану команд внутренней стражи. При этом были разработаны инструкции, которые требовалось неукоснительно соблюдать как охранникам, так и поднадзорным.

Например, в обязанности стражников вменялось следить за тем, «чтобы пленным ни от кого никакого притеснения оказываемо не было». Вместе с тем обращалось внимание на строгое соблюдение режима содержания и охрану. «Чтобы партионные офицеры имели за ними (пленниками. — Н.С.) самые неусыпные бдения... и пресекали все способы к побегам и отлучкам», — особо подчеркивалось в инструкции. От охраняемого контингента в свою очередь, требовалось «вести себя скромно и послушно». Нарушителей установленного порядка привлекали к строгой ответственности: от ограничения передвижения по территории размещения пленных до сокращения переписки и принятия других строгих мер по ужесточению режима содержания.

***

После окончания войны и возвращения русских войск из заграничных походов внутренняя стража значительно пополнилась фронтовиками. В губернские батальоны переводились нижние чины, закалённые в боевых делах и походах, — дослуживать установленные сроки военной службы. Они щедро делились своим богатым ратным опытом с необстрелянными стражниками, чем существенно способствовали повышению боеготовности всего «войска внутреннего употребления» в целом.

На командные должности тоже назначались офицеры и генералы, отличившиеся в боях с французами и отмеченные высокими наградами. Один из них — генерал П.М. Капцевич, назначенный в 1828 году командиром Отдельного корпуса внутренней стражи. Среди его многочисленных боевых наград — два ордена Святого Георгия — 3-го и 2-го класса. Первый раз этого высшего военного знака отличия Капцевич был удостоен за храбрость и умелое командование 8-м корпусом «в генеральном сражении при селении Бородине». Второй офицерский Георгиевский крест появился на его мундире за штурм Лейпцига, превращенного противником в неприступную крепость.

После возвращения из заграничных походов генерал Капцевич командовал Отдельным сибирским корпусом, затем был генерал-губернатором Западной Сибири. Назначение заслуженного военачальника командующим внутренней стражи было вызвано желанием нового императора Николая I поднять престиж внутренней стражи до уровня её государственного предназначения — стоять на страже порядка и закона в государстве. С этой ответственной задачей боевой генерал справился успешно.

После Капцевича Отдельный корпус внутренней стражи возглавил генерал от инфантерии К.П. Рейбниц. В Отечественной войне 1812 года он отличился в боях за Смоленск, в Бородинском сражении, в битвах под Малоярославцем, Вязьмой и Красным. За проявленные храбрость, отвагу, умелое ведение боевых действий, помимо многих орденов, был награждён золотой шпагой с бриллиантами.